?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Приобщение

Читать я начала рано (об этом упоминала здесь ), читала много, прочитанное ни с кем не обсуждала. Читала, как и старшие сестры, частенько в ущерб домашним обязанностям, за что нас, соответственно, ругали. Вероятно, мы читали одни и те же книги и журналы, только чуть-чуть в разное время, но кто что любил, что кому запало в душу из детских книг – не знаю, поскольку не обсуждалось.
Свои собственные впечатления, хотя бы частично, я помню. Правда, прочитанного за годы детства было много, всё не охватишь, остановлюсь, в основном, на самых ранних годах чтения, и, в частности, на сказках и стихах.
А также – как у меня это всегда бывает – на воспоминаниях, прямо или косвенно связанных с предметом описания.

Не могу сказать, что я в детстве, даже в возрасте 3-6 лет, очень любила всякие сказки.

Русские народные, сказки народов мира, английские народные (была у нас дома такая книжка) – мне не нравились.
В любых народных сказках было много битья палками, драк, отрубания голов.  Даже если никто никому не отрубал голову, никого не бросали в кипящий котёл, а, например, по ходу сюжета просто перехитрили волка, в результате чего у него оторвался хвост – всё равно появлялось двойственное чувство, вроде надо радоваться, и вроде жалко становилось глупого волка.

В восточных сказках головы рубили, что называется, направо и налево, а в одной сказке героиня сказала герою: «Закрой глаза, а то от моей красоты можешь ослепнуть». Я не понимала, как можно ослепнуть от красоты?

Недавно где-то прочитала, что детей из бедных семей портит раннее знание жизни. Это точно, у нас, деревенских детей тех лет, реакция на детские книжки могла быть не совсем «правильной». Не знаю, что мне мешало иногда воспринимать сказки, как надо - недостаток воображения или же избыток реализма, то самое раннее знание жизни.

Во всяком случае, реализм однозначно мешал: в «Красной шапочке» спасение проглоченных волком персонажей не убеждало, а в  «Золушке» (хотя сказка нравилась) непонятно было, как девицы мерили туфельку, отрубив пальцы? Это же больно и кровь течёт, принц сразу должен был догадаться про хитрость!

Однако мой реализм имел почему-то весьма дискретный характер: тут и тут есть, а тут и тут нет.

Например, сериал из «Весёлых картинок» про девочку и цветик-семицветик воспринимался нормально, реализм не мешал.
«Лети-лети лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснёшься ты земли –
Быть по моему вели…»

«Снежная королева» тоже пошла неплохо, хотя кое-какие вопросы вызывала маленькая разбойница.
«Дюймовочка» очень нравилась, только грустно было.
Очень понравились «Приключения Карика и Вали». Мысль о том, как много всего интересного можно увидеть, если стать величиной с букашку, долго не давала покоя.

Под впечатлением приключений героев в «подножном» мире я сама стала сочинять и мысленно «проживать» - в деталях и подробностях -  различные истории, которые можно было объединить общим названием «Как выжить в дикой природе». И продолжалась моя личная мысленная «робинзонада» довольно долго. Кстати, «Робинзона» я прочитала  поздно, в конце школы.

Для младшей сестры я сочиняла сказки про эльфов, которые жили на этажерке среди книг. Это были предельно примитивные сказки, ничего интересного с эльфами не происходило, я просто рассказывала бытовые подробности их жизни. Не знаю, почему сестра так любила слушать эти сказки. Наверно, потому, что верила в придуманных мной эльфов на этажерке.

«Три толстяка» - любимая книжка из прочитанных до школы, любимая сказка. Революционная линия в сюжете меня не впечатлила вообще (может, про эти события Олеша писал не от души?), главными для меня в книге были Суок и кукла.

В «Приключениях Чиполлино» противостояние бедняков и богачей воспринималось так, как и было задумано автором. Всё-таки Джанни Родари недаром был коммунистом, у него классовая борьба изображена более выразительно. Я очень сочувствовала всем беднякам, особенно куму Тыкве и служанке Земляничке.
Врезалось в память, как синьор Помидор предлагал Земляничке бумажку от конфеты: «На, оближи, год назад в ней была завёрнута карамелька». На что Земляничка ему ответила: «Спасибо, синьор Помидор, вы очень добры – за 5 лет службы вы дарите мне уже 2-ю бумажку».

Мы тоже очень редко ели конфеты в те годы, и меня сильно интересовало, много ли налипло  сладкого на тех бумажках, которые Помидор предлагал Земляничке. Но и, конечно, присутствовало возмущение: сам конфеты жрёт, а девочке только бумажки даёт.
А домик кума Тыквы – о, эта тема навсегда осталась в нашей жизни.

В начальных классах с удовольствием прочитала «Хоттабыча» и «Буратино». Голубые волосы Мальвины очень впечатлили.
Понравилась сказка Ю.Томина «Шёл по городу волшебник». Безумно хотелось найти коробок с волшебными спичками. А разве кому-то в детстве не хотелось иметь волшебную палочку (или спички)?

«Малахитовая шкатулка» П.Бажова понравилась, но она прочитана была позже, классе в 5-6-м. Наверно, сказки Бажова были последними (если говорить о «простых», не философских), которые я читала.

Детских стихов было перечитано великое множество, многие знала наизусть, но они почему-то меня мало трогали.
А один стишок я просто ненавидела, потому что им меня дразнили. Это был стишок Агнии Барто про капризную девочку Ганю (я тоже была очень вредной), старшие сёстры меняли имя девочки в стишке на моё и декламировали  в нужные моменты, то есть когда я вредничала:

Что за вой? Что за рёв?
Там не стадо ли коров?
Нет, там не коровушка -
Это Валя-рёвушка
Плачет,
Заливается,
Платьем утирается...
УУ-УУ-У!..

Дали Вале молока.
- Эта кружка велика!
В этой не могу я!
Дайте мне другую!
УУ-УУ-У!..

И т.д.

Особенно не нравились почему-то последние строчки, про плесень, в этом было что-то жутко противное. Нет, стихи я в раннем детстве точно не любила. Странно, что при этом я их упорно читала.

Опять же, реализм. В стихотворении Маяковского «Конь-огонь» мальчик, захотевший иметь игрушечного коня на колёсиках, последовательно ходит (хорошо ещё вместе с отцом) к рабочим разных специальностей, которые помогают им сделать этого коня, а в конце идут к художнику:
К художнику,
       удал и быстр,
вбегает наш кавалерист.
– Товарищ,
              вы не можете
покрасить шерсть у лошади?

Вот именно художник меня и «добил». У меня не хватало воображения представить, что к художнику (который пишет картины, иначе это не художник!) можно вот так запросто прийти и попросить его покрасить игрушку. Вот я, например, могу?.. Выражая моё тогдашнее недоверие современным просторечным языком – «где я, а где художник».

Только годам к 9 я начала находить в стихах нечто очень интересное для себя, и то поначалу это касалось лишь формы – меня стали привлекать рифмы, я догадалась, что к любому слову можно подобрать слово в рифму, если хорошо подумать. И примерно тогда же, может, чуть позже, стихи начали вызывать у меня эмоциональный отклик – одни потому, что содержали в себе какую-нибудь новую для меня мысль, другие потому, что передавали те мысли и ощущения, до которых я уже доросла, но выразить внятно словами которые ещё не могла.

Чаще всего это были стихи о природе.
Я остро реагировала на приход любого времени года, и было приятно и радостно видеть в стихах то, что я так любила в жизни: первые проталины, ручьи, прилетающих и улетающих птиц, зеленеющие деревья, ватно-мягкие белые облака и грозовые тучи, гром и молнии, росу на траве, лес, где растут ягоды и грибы, где красиво и немножко страшно, осень, сначала яркую и пышную, потом голо-тоскливую, сверкающий на солнце снег, метели, узоры на стекле… - поэты-классики постарались, в их стихах есть всё.
Такие стихи мной особенно хорошо воспринимались «по сезону» - обостряли мои собственные впечатления и ощущения от любых картин и импульсов природы.

Примерно к семи годам я осознала очень важную вещь: все книги перечитать невозможно даже за всю жизнь. Это было очень грустное открытие. Во-первых, было жалко, что не узнаешь много чего интересного, во-вторых, отчётливо проявлялся факт конечности жизни, от чего ощущался дискомфорт в душе.

Я пыталась представить, сколько в мире книг, и каким числом можно это назвать. Считать, как и читать, я научилась рано, и, хотя довольно быстро разобралась в составе чисел, понимала, как повторяются десятки, сотни и тысячи, всё равно любила считать: до ста, до двухсот, до тысячи и больше. Как будто хотела «потрогать» каждое новое число, которое на единицу больше предыдущего.
Считала я чаще всего по утрам зимой, весной и осенью, когда было ещё темно.
Я просыпалась в 6 утра от звуков гимна по радио, гимн был без слов, только музыка. Родители к тому времени уже занимались утренними делами, которые надо было сделать до ухода на работу: топили печку, справлялись по хозяйству. В кухне тускло горела керосиновая лампа. Я быстро и ловко, как мартышка, перебиралась с остывшей печки на родительскую кровать, и начинала считать.

По радио, фоном, звучала утренняя гимнастика (вот интересно, кто-нибудь её делал именно в это время?), ведущий подробно рассказывал, как выполняется каждое упражнение, а в конце сообщалась фамилия этого дяденьки-физкультурника и добавлялось: «Музыкальное сопровождение – пианист Потапов».
Ещё назывались  фамилии Гордеев и Родионов, но я уже не помню, кто это, были ли они физкультурниками, или же чередующимися пианистами.

После гимнастики начиналась какая-то сельскохозяйственная передача, в которой неизменно  рассказывалось об успехах в колхозах, мне это не мешало, я считала и считала. Каждое следующее утро мне надо было «дойти» до какого-нибудь числа, превосходящего то, до которого я досчитала в предыдущее утро.
На нескольких тысячах я остановилась. Знала, как «дойти» до миллиона и до миллиарда. А что дальше? Слово «бесконечность» я не знала, но процесс счёта, когда можно прибавлять и прибавлять единицу, уводил именно туда, названия чему я не знала. Это было больше, чем звёзд на небе (мои представления о Вселенной были пока что очень далеки от научных), а больше ли, чем количество книг – я решить не могла с учётом того, что книги, как мне было известно, пишутся и по сей день. То есть прибавляются, как числа по единице.

Звёздное небо, кстати, было одним из самых сильных впечатлений детства, это было перманентное впечатление, душа каждый раз замирала и голова кружилась.
И ещё – лунный свет, особенно в конце мая и в начале лета.
Ночная темнота или слабый свет звёзд и неполной луны воспринимались как норма, так же, как и солнечный свет днём, а яркий лунный свет, при котором действительно ночью «…хоть иголки собирай», воспринимался как чудо.

Мы были последними детьми доэлектрической эпохи, для нас яркого ночного освещения не существовало в принципе, что там керосиновые лампы, они вырывают у темноты только небольшой круг. И свет от них, чуть отойдёшь, становится слабым и мутным. А лунный свет в летнее полнолуние мощным потоком лился в окна (ночных штор у нас дома не было, так, какие-то хилые занавесочки), заливал собой всё пространство дома и всё пространство вне дома.

Тот лунный свет хорошо описан у Булгакова и у Платонова, но у Булгакова он тревожный и пугающий, а у Платонова – таинственный и какой-то доисторический, и не пугающий, а зовущий. Это как раз лунный свет моего детства.
Я не была лунатиком, нет, но лунный свет меня выманивал из дома. (Впрочем, в тёмные летние ночи нам тоже иногда не спалось – ходили в рощу смотреть светлячков, ещё одно чудо).

Я спросила отца, как называются самые большие числа, понимая при этом, что к самым большим тоже можно прибавлять единицы, десятки и так далее, и получатся числа ещё больше. Отец сказал, что самые большие числа – «в степенях». Я спросила, как это «в степенях», сколько миллиардов? Он хитро улыбнулся и сказал: «Пойдёшь в школу – узнаешь».

Ага, вот так пойдёшь и сразу узнаешь.
Не знаю, кому какой вопрос чаще всего задавали в детстве (может, «кого ты больше любишь – маму или папу?» или «кем ты хочешь быть?»), у меня знакомые и малознакомые взрослые почему-то часто спрашивали, когда я пойду в школу. Мой ответ начался с «через 4 года», потом, естественно, отвечала, что через 3, через 2. В 6 лет спрашивали редко, видимо, было уже неинтересно, большая девочка (хоть ростом и маловата).

В школе начали «проходить» буквы и учиться считать. Большинство детей в классе не умело читать, а считать даже  до десяти не все могли. Для освоения счёта и простых арифметических действий требовались счётные палочки. И то ли их в «покупном» варианте было совсем мало (с десяток), то ли они быстро терялись, приходилось делать палочки самим. Я многократно резала тонкие веточки определённой длины, складывала их в пучки и перетягивала резинкой. По-моему, эта тягомотина с палочками была не только в первом классе.
Ну, как говорится в сказках, долго ли, коротко ли… В общем, как-то все научились, кто лучше, кто хуже, кто еле-еле.

Сейчас принято считать, что наше поколение было очень читающим по сравнению с нынешней молодёжью. Только кто и какие «замеры» делал тогда и сейчас – мне непонятно.

Хорошие книги, как известно, в продаже были большим дефицитом. Иногда что-то можно было купить за 20кг макулатуры, но чаще всего книги, как и другой дефицит, приобретались всякими хитрыми путями. Если, конечно, для человека такие пути в принципе существовали, чем далеко не каждый мог похвастаться. «Иметь хорошую библиотеку» дома было очень престижно.

Мой муж, ещё со студенческих лет, то есть задолго до нашего с ним знакомства, тоже решил заиметь свою хорошую библиотеку. Не имея возможности «доставать» книги, он пошёл другим путём: покупал старые «толстые» журналы («ИЛ», «Москву», «Октябрь», «Неву» и т.п.), вырезал из них страницы интересных произведений (а там было очень много интересного) и переплетал в тома. Не сам, сдавал в переплётную мастерскую.
В результате получилась действительно неплохая библиотека. Правда, среди знакомых она не котировалась. Одна дама, большая любительница книг, как-то даже презрительно сказала: «Эти его подшивки, которыми он – хи-хи – так гордится».
Но там действительно было что почитать.

В 90-е годы мы «дорвались» до книг, они появились в свободной продаже, мы много покупали, и  постепенно в нашей «двушке», как это случилось во многих небольших квартирах, книги заполнили всё, что можно, и что нельзя, нам буквально стало не хватать пространства для жизни. И мы решили большую часть книг отвезти на дачу. Там Василий сделал из хороших крепких досок мощные стеллажи, перевезли.

На дачах в то время нередко воровали всё, что плохо лежит, но на нашей даче поселился бомжик. Он жил там в наше отсутствие, почитывал наши книжки (приезжая, мы находили на столе в открытом виде то «Психологию бессознательного», то какой-нибудь роман, и рядом баночку с окурками), перед нашим приездом исчезал, и нас такое положение вещей даже устраивало – дача была как бы присмотрена. А потом, летом, мы стали появляться чаще, и бомжик «съехал». Вскоре после этого дачу обворовали. Причём, унесли (вывезли) абсолютно всё подчистую, даже старую мебель. Остались только пустые стеллажи, их демонтировать оказалось невозможно без очень серьёзных усилий. После чего мы от дачи избавились.
И книги покупать с тех пор практически перестали – появился интернет, перешли на электронные.

Василий не ленится приводить в удобный для него вид и формат электронные книжки, а я даже скачиваю крайне редко, предпочитаю читать онлайн, не вижу смысла у себя накапливать большие объёмы текстов.
Зачем, если всего безмерно много и оно доступно? Жалко, как в детстве, что прочитать за оставшуюся жизнь всё интересное не успеешь.

Comments

( 18 comments — Leave a comment )
karman2011
Apr. 5th, 2014 04:09 am (UTC)
Я тоже сказки не любила. А всё, что Вам нравилось - это и не сказки по большому счёту, а реализм. Приёмы и форма только сказочные.
valentina_ak
Apr. 5th, 2014 04:59 am (UTC)
Вас тоже «испортило» раннее знание жизни? :))
Почему не любили? Что не нравилось?


karman2011
Apr. 5th, 2014 07:29 am (UTC)
Как бы это сформулировать... Бытовые сказки не любила. В них получалось, что как будто правду начинают рассказывать: жили-были, а потом какую-нибудь дурь несусветную типа золотого яичка несут. Мне это враньём что ли казалось...
Волшебные сказки читала. Где как бы изначально договор - фантазия. Буратино же сразу понятно, что придумано. При этом взаимоотношения между героями правильные... Да! Я, похоже, чувствовала несостыковку причин и следствий))) Объяснить не могла, но всё во мне протестовало))) Как могла Красная шапочка пойти одна через лес? Или зачем в мальчик-с-пальчик с братьями домой возвращается? Дебилы что ли? Понятно же, что родители их смерти хотят. Какого хрена бабка с дедом плачут, если сами хотели яйцо разбить? Мышка же помогла. Не понятно, какого фига Маша выделывается и кисел не пьёт, яблоко с пирогами не ест?
Ребёнок не может объяснить, почему, ему просто не нравится и всё))) Но по тем сказкам, которые не нравились, могу предположить теперь, почему не нравились. Потому что Незнайка мне, например, нравился. И Чипполино нравился. Они хоть и сказки, но логика в них не нарушается. Вот "Золотую рыбку" мы уже, кстати, с подругой смогли проанализировать))) Дед - дебил! Не мог пожелать мозги бабке вправить. В золушке не понятно про фею ни фига. Башмаки можно настоящие подарить, а просто махнуть палочкой и крестнице жизнь нормальную сделать... Какое-то волшебство недоделанное.
Кстати, меня брат с сестрой этим же стихотворением долбали)))
valentina_ak
Apr. 5th, 2014 07:40 am (UTC)
Спасибо, понятно :) Я тоже эти нестыковки, нелогичности чувствовала.

Да, подсуропила А.Барто многим девочкам, наверно :)))
karman2011
Apr. 5th, 2014 10:36 am (UTC)
Только тем, у кого старшие братья-сёстры были. Это они нас убедили, что мы вредные))))
valentina_ak
Apr. 5th, 2014 01:22 pm (UTC)
Я-то точно была не ангелом... но всё относительно, конечно :)))
karman2011
Apr. 5th, 2014 02:10 pm (UTC)
Этого уже никто не докажет))) А по факту - дразнились они, а мы жертвы))))
valentina_ak
Apr. 5th, 2014 02:13 pm (UTC)
:))
triam_time
Apr. 5th, 2014 07:05 am (UTC)
Очень хороший рассказ. Созвучный моим воспоминаниям. Только неба я не видела, только землю в мельчайших подробностях.
Читать тоже любила с семи лет и так же не понимала нравоучительного и идейного привкуса - всё нравилось и в Чиполино, до сих пор помню про бумажку, в которой лежала конфетка.
И "Приключения Карика и Вали" обожала, И "Цветик - семицветик" обожала, и про волшебные спички, и ...про часы, которые остановили время, и про голубую бусинку.
valentina_ak
Apr. 5th, 2014 07:08 am (UTC)
Спасибо :)
r_o_u_s
Apr. 5th, 2014 08:06 am (UTC)
У меня папа собирает книги со сказками)) Поэтому в детстве я читала казахские, аварские, туркменские, полное собрание сказок Андерсена... Буквально не так давно решила перечитать аварские сказки и была поражена: там столько жестокости и кхм... извращений. Интересно, как родители мне разрешали ЭТО читать? А я как-то и не особо обращала внимания... У Андерсена много печального в сказках. Время такое было у датчан, наверное...
Книг у нас тоже очень много, а у родителей- вообще кошмар)) Правда, много "мусора"типа непонятных авторов на производственно-сельскохозяйственные темы. Я, когда приезжаю в гости, очень люблю рыться у них в библиотеке) И сказки привожу из антикварных магазинов Питера (по старой памяти).
Африканские сказки- самый большой вынос мозга, который я пережила от сказок))
Про природу читала Бианки и папа совал мне Пришвина, но он как-то тяжело пошёл. Самое большое наслаждение мне доставляло чтение в советское время фантастики... Это была такая радость, когда удавалось достать что-то новенькое и интересное))
valentina_ak
Apr. 5th, 2014 08:24 am (UTC)
У нас сейчас книг немного, очень редко покупаем. Пока ещё работали, летали-ездили куда-то, то что-то специально покупали, чтоб не скучно было сидеть в аэропортах и на вокзалах. А теперь даже в этом случае муж точно обошёлся бы планшетом.

А я стала придираться к тому, удобно ли держать книгу, я же имею дурную привычку читать не сидя, а лёжа. И если книга большая и тяжёлая, то… :(
Вот мне подарили прекрасное издание переводной английской энциклопедии по цветоводству и ландшафтному дизайну. Но весит книжечка – ого-го, в руках не удержишь. Приходится читать сидя, если очень нужно что-нибудь найти :)) И я даже подумала, что если б вместо одной большой книги сделали 4-5 томов обычного формата и веса (пусть даже в ущерб фотографиям-иллюстрациям), меня бы это больше устроило.

Фантастику у нас Василий очень любит, даже на дачу не отвёз свои «сокровища» (как чувствовал, что украдут :)), так что у нас теперь, в основном, бумажные книги – это фантастика. Ну, кое-что ещё есть, конечно.
А я на фантастику всерьёз не «подсела», читала очень выборочно.
yagusha
Apr. 7th, 2014 01:03 pm (UTC)
Это не только тем, у кого братья-сестры она жизнь подпортила, я вот такое:
Что за вой? Что за рёв?
Там не стадо ли коров?
Нет, там не коровушка -
Это Валя-рёвушка
от родителей постоянно слышала...
Вот, напомнили, как обидно было...
А со сказками - в основном Андерсен и Гримм - в досамочитальное время познакомилась, прочитанные позже Носов и Бажов как сказки почему-то не воспринимались, для меня они типа фентези всегда были...
Любимое - про животных всегда было, Бианки и другие, позже Пришвин. Да и вообще первая самостоятельно прочитанная - Моуэт, "Не кричи, волки"...
А потом появился Крапивин...
valentina_ak
Apr. 7th, 2014 02:27 pm (UTC)
Пришвин, Моуэт – это, наверно, лет в 10-11? Или Вы их раньше нашли?..
Я тут вспоминала совсем начальный период самостоятельного чтения – от 4 до 9 лет (Бианки – да, тоже в это время, а Моуэт, кажется, был позже переведён на русский, в моём раннем детстве его вроде ещё не было).
Бажов, конечно, не в 4-9 лет, а чуть позже.

В 11 лет я зачитывалась Майн Ридом, а в 12 резко «скакнула» во взрослую литературу, начав с Бальзака :)))

Вообще-то даже в ранний период было много чего, не только сказки и стихи. Если не в библиотеке, то уж дома на этажерке всегда можно было взять что-нибудь даже «не по возрасту». Например, в 6 лет я прочитала рассказы Горького. И т.п. Родители это вряд ли поощряли бы, если б знали, но они толком и не знали, что мы читаем.

Про Крапивина слышала (про его работу с детьми), но книги не читала, как-то мимо интереса и сознания прошло. Вы этого Крапивина имеете в виду или есть другой?

Нас «рёвушкой» доканывали, а девочкам следующего поколения не повезло с «крысой Ларисой». Знаю Ларис, которые сильно расстраивались из-за этого.
yagusha
Apr. 7th, 2014 02:41 pm (UTC)
Крапивин - вот этот http://flibusta.net/a/6465.
Только в моем детстве от него только раннее было, немного, с книжками тогда правда сложно было, а про целую гору написанного узнала сильно позже... Сейчас как-то перечитывать боюсь, там про дружбу в основном, и тема больная...

Утащить с полки что-то не по возрасту - это нормально всегда было, да и не было в доме такого, что детям так уж совсем нельзя. Вот, в любимое чтение на каком-то этапе "Госпитальная терапия" попала... А с Моуэтом - мы с мамой на юг ездили, еще до школы, в 6 лет, наверное, там мама в библиотеке его взяла, сама прочитала, ну и я нос сунула, и все - не смогла высунуть до конца... А Пришвин - это уже позже, сначала надо было в городской библиотеке детское про животных перечитать...
valentina_ak
Apr. 7th, 2014 03:07 pm (UTC)
Да, тот самый. Родители выписывали для нас детские журналы (в том числе - "Пионер"), видимо, первоначально я оттуда про него узнала.

Про дружбу - больная тема?.. Если Вы у себя в жж касались этой темы в таком аспекте - дайте ссылку, плиз, интересно.

Пришвин и мне, на удивление, пошёл. Хотя вообще-то я природу больше в стихах воспринимала, чем в прозе. Но были и исключения, да. Но тоже позже, не в раннем детстве.
yagusha
Apr. 7th, 2014 03:26 pm (UTC)
Не, пожалуй, так, чтоб про больную дружбу в жж отдельным постом - так и не найду, пожалуй. Наверное, стоит попробовать сформулировать как-то и написать...

А Крапивина, поначалу, книжки еще продавались - мне вот самую первую, "Валькины друзья и паруса", одноклассник на 8 марта подарил, у нас было такое, типа в лотерею разыгрывали, кто кому дарит...
valentina_ak
Apr. 7th, 2014 03:52 pm (UTC)
Да, напишите, плиз.
( 18 comments — Leave a comment )

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner