Valya (valentina_ak) wrote,
Valya
valentina_ak

Categories:

Тоже из жизни, но повеселее предыдущего

Когда мы купили здесь дом, мне предстояло заниматься его капитальным ремонтом без участия мужа, которому надо было ещё год работать. Бригаду ремонтников мы с сыном нашли случайно, по объявлению на автобусной остановке в Вязниках. Денис смог первое время, недели 3, побыть со мной для моральной и прочей поддержки.

Бригада – это громко сказано. Немолодой узбек Рузмет, почти моего возраста, и его восемнадцатилетний сын Санжар, а на подсобные работы Рузмет временно принял ещё двоих: земляка-одногодка  Бахтияра и «киргиза» Сашку, парня лет 25 или чуть больше того.

Сашка никаким киргизом не был, он из семьи русских, но родился и жил в Киргизии. После смерти родителей перебрался в Россию. Я была уверена, что он полукровка и что его родной язык – киргизский, Сашка говорил по-русски с жутким акцентом. Оказалось, что я ошибалась: и родители русские, и язык родной – русский, и больше никакого языка Сашка не знает. Вообще. Но и русский он знал, надо сказать, так себе. Меня такая языковая ситуация несколько озадачивала.

Бахтияр был хитрованистым, любил прихвастнуть и вообще поговорить-посплетничать - рассказал мне всю историю не только своей жизни и семьи, но и семьи Рузмета, и как-то так у него получалось, что в рассказах  о своих он выпячивал положительное и обходил отрицательное, а в рассказах о семье Рузмета, на общем положительном фоне,  неизменно находил и какую-нибудь бяку. Если я хвалила Санжара (а мальчик производил на меня очень хорошее впечатление), Бахтияр не спорил, но говорил что-нибудь типа: «А брат Санжара, младший сын Рузмета, не такой. Плохо соображает, туповатый. А мой сын без всяких взяток в институт поступил».

Бахтияр каждый выходной порывался помогать мне в саду, что я категорически пресекала. Денег было в обрез, только на ремонт, я не могла оплачивать услуги садовника, а его уверения, что он всё будет делать бесплатно, просто потому, что соскучился по садовым работам (про свой сад и свои поля он мне много рассказывал), мою позицию не меняли, я не люблю быть в долгу. Да и единственный выходной в неделю, я считала, им надо было отдыхать, они работали много и добросовестно. Вставали в 6 утра, пили чай, работали, днём перекусывали, опять работали - часов до 11 вечера, потом ужинали и часов в 12 ложились спать.
Иногда Бахтияр, правда, умудрялся в моё отсутствие и без моего ведома сделать что-нибудь: то обрезку деревьев и кустов, то перекопку огородика под зиму, но я стояла на своём – спасибо, не надо.

И, между прочим, правильно делала.
Когда необходимость в помощниках отпала, и Рузмет «уволил» Сашку и Бахтияра, Бахтияр пришёл ко мне жаловаться на Рузмета.
Рузмет заплатил им то, что обещал, но, видимо, заранее не оговорил срок, на который их нанимает, и теперь им надо было искать другую работу.
В
идя, что я не собираюсь вмешиваться в их отношения - с худой овцы хоть шерсти клок - Бахтияр попросил «в долг» 2 тыс.руб.  Сашка попросил, тоже «в долг», 500 рублей. Я дала эти две тысячи Бахтияру («в долг»), хоть и знала, что он мне не собирается их возвращать (и мысленно похвалила себя за то, что отказывалась от его услуг, иначе бы он попросил больше, а мне стыдно было бы не дать), Сашке дала 500, но не в долг – сказала, что это за ремонт насоса (Сашка мне однажды его починил, но в тот момент от денег отказался).

Но это было уже в начале зимы, оставалась оклейка обоев, покраска и кое-какие мелочи, Рузмет решил, что справятся «семейно»: он с Санжаром и его вторая жена. Славу-плиточника, которого Рузмет тоже нанимал, он уволил ещё раньше за пьянство и плитку укладывал сам.
Со Славой получилось очень типичная история. Объём его работ был определён как двухнедельный, за который Рузмет предложил ему 10 тыс., и Славу это вполне устроило. Он поработал несколько дней, но не подряд, а с перерывами в 2-3 дня, а потом пропал надолго – запил, пришлось даже работу сантехников переносить на более поздний срок. Выйдя из запоя, Слава потребовал у Рузмета повышения зарплаты, сказал, что 10 тысяч за 2 месяца – это мало. Рузмет напомнил ему, что работы там было не на 2 месяца, а на 2 недели, измерил сделанное Славой, заплатил за эти метры и уволил. Остальное делал сам. Благо, он умеет всё, а если сталкивается с чем-то новым, то быстро учится.

Жили рабочие в ремонтируемом доме, а я жила в бане, в "комнате отдыха" (комнатке наверху). В бане есть скважина с насосом, сортир, а если нужна горячая вода и обогрев – топишь печку. В выходной день Рузмет и Санжар иногда уезжали в Вязники, где Рузмет уже прожил к моменту нашего знакомства около 10 лет, а вообще в России – и того больше.
Он был профессиональным строителем с 25-летним стажем прораба. В самом начале 90-х стал уезжать в Россию на долгие заработки. Получалось не всегда удачно, иногда «кидали». Но в Вязниках как-то всё «сложилось»: и работа находилась, и не «кидали», и с жильём, если можно словом «жильё» обозначить ситуацию, повезло.

Надо было где-то жить в перерывах между работой, и Рузмет, тогда ещё без Санжара, снял комнату в частном доме, где жила женщина возрастом чуть моложе его, с маленькой дочкой и свекровью. Муж этой женщины, Валентины, спился и умер к тому времени.

Вскоре квартирант стал гражданским мужем и, надо сказать, очень хорошим мужем, несмотря на то, что у него была семья в Узбекистане. Там оставалось довольно многочисленное семейство: жена, два сына, дочка, сестра, сестра жены и ещё куча каких-то родственников, проживающих в том доме, который успел построить Рузмет до того, как уехал в Россию. В доме было 18 комнат (или 11, а 18 – это у Бахтияра, подзабыла), самая маленькая – метров 40, в саду имелся бассейн, но отделка дома закончена не была, на это (как и на жизнь семье) требовалось немало денег, которые Рузмет и собирался заработать в России. И зарабатывал, периодически делал переводы, а на каждый Новый Год ездил и сам.

В отличие от Бахтияра, который приехал в Россию, скорее, в поисках приключений, чем в поисках заработка (семья спокойно обходилась без него – у жены был небольшой аптечный бизнес, сёстры выращивали овощи на продажу, вдобавок нескольким членам семьи Бахтияр за взятки оформил инвалидность по зрению, они получали пенсии как полностью слепые, хотя таковыми, понятно, не были), Рузмету приходилось действительно содержать две семьи. Валентина тоже работала, но её зарплата была крошечной, она была поваром в детсаду,.

Санжар перебрался к отцу за год до нашего приезда, после школы. Как сказал Рузмет, по-русски он вообще не говорил, ни слова (в школе он русский уже не учил, в отличие от отца). Но здесь очень быстро научился. Я не замечала каких-то больших затруднений у него в этом смысле, он мог поговорить на любую тему и хорошо излагал мысли.
Иногда получались забавные обороты. Увидев, что рабочие, ставившие стеклопакеты, немного «накосячили», Санжар сказал: «Не идёт. Надо переделать». В этом «не идёт» - и «некрасиво», и «номер не пройдёт».
Если я употребляла новое для него слово – переспрашивал, запоминал. Работал, как и отец, очень добросовестно.

Наш дом был вторым «объектом» в Никологарах, на котором работали наши ремонтники. На первом «объекте» - бывшей аптеке, которую выкупили под сумочную фабрику – с Санжаром был случай, который закончился хорошо, а мог бы закончиться и плохо.
Санжар и его земляк-напарник задержались до часу ночи на работе, а компания местных гопников, человек 5, увидела, что там всё ещё горит свет, и решила поиграть в скинхедов. Пошли «разбираться с чёрными». Когда они ввалились толпой в помещение, где парни делали раствор, сомневаться в их намерениях не приходилось. Как сказал Санжар, «я сразу всё понял». И стукнул лопатой по голове (плашмя) предводителя, наркомана Ромку.
Желание «разбираться» у доморощенных скинхедов тут же пропало, они дружно побежали в милицию, это почти рядом с бывшей аптекой, и сказали, что их «чёрные» избили, а Ромку вообще чуть не убили. Дежурный спросил, где «чёрные», а потом задал вполне резонный вопрос – зачем эта компания туда попёрлась. Хорошо, что у дежурного с логикой оказалось всё в порядке.

С Валентиной, когда она приезжала помогать, мы несколько раз разговаривали на тему их семьи. Её всё вполне устраивало: Рузмет выпивает только по праздникам, всё умеет делать, работящий. Даже готовит. Я смеюсь: «Но вы же повар, не он!». Она говорит: «В том-то и дело, что я повар, мне надо, чтоб все ингредиенты были, чтоб всё по рецепту… А он готовит из того, что есть, и всё равно вкусно получается».Про Санжара сказала, что отличный парень, очень уважительно к ней относится, и к Аньке, дочери-старшекласснице – как с сестре. Говорит: «Я считаю, что у меня двое детей, Санька и Анька».

На следующий год Санжар поступил в институт, уехал, а ещё через какое-то время Аня вышла замуж. Рузмет и Валентина сняли себе квартиру и начали строить дом.
Мы регулярно поздравляли друг друга с праздниками, но виделись очень редко. Знали, что младший сын Рузмета переехал к ним. Случайно встретились с Валентиной, поговорили, я спросила про дочку Рузмета – её он не планирует забирать сюда? Валентина сказала: «Да я-то не против, девочка очень хорошая… Но девочке нужна мама!» Вопроса о том, как относится «узбекская» жена Рузмета к ситуации, мы не касались.

Когда Рузмет уезжал на заработки, у них в кишлаке ещё был газ, дом отапливался газом, но потом газоснабжение прекратилось. К счастью, в доме было два камина (печки), в холодное время года всё семейство перебиралось жить в одну комнату, отапливать дровами две комнаты было дороговато. Не кизяком же топить в 21-м веке. А Узбекистан – всё-таки не Африка.

Сегодня мы были в Вязниках и случайно встретили Санжара. Мы бы его не узнали, он стал совсем взрослый. Но он нас узнал. С удовольствием пообщались., вспомнили, какие замечательные шашлыки делал Рузмет, когда Василий на несколько дней приезжал той осенью, во время ремонта. Договорились встретиться. Потеплеет – пригласим их.
Санжар закончил институт, работает в РСУ (отец – там же), женился, сыну два с половиной года. Рузмет достроил свой здешний дом, а Санжар с семьёй живёт в доме по соседству. То ли построил, то ли купил, мы не спросили. Надеется вскоре получить российское гражданство. И очень хотел бы переехать в Москву. А младший брат здесь не прижился, вернулся в Узбекистан.


Tags: жизнь в городе, жизнь в деревне, о людях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments