?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это отредактированный старый пост. В результате технической ошибки пошёл, как новая запись, сорри :)

На Поповке, прямо возле рощи, жили старенькие брат и сестра. Звали старичков Сусанна Ивановна и Григорий Иванович. Григорий Иванович в прошлом был священником, а Сусанна Ивановна когда-то успешно закончила гимназию, её большущий похвальный лист лежит в школьном краеведческом музее, потом сама преподавала в гимназии - с 1912 года и до революции, а после революции, почти до конца 50-х, работала учительницей в нашей деревне.

Всё, что я помню о Григории Ивановиче, относится к моему дошкольному и раннешкольному детству.
У него была, как и положено священнику, хотя и бывшему, борода, уже седая в тот период, и седые волосы, довольно длинные, почти до плеч. Не думаю, что в конце 50-х – начале 60-х 20-го века многие мужчины, особенно в деревне, имели такую причёску и бороду, поэтому мне виделось в нём что-то немножко сказочное.
К тому же, он был необычайно вежлив. Всем говорил «вы», даже детям. Наверно, обороты типа «сын мой, ты…» являлись для него чисто служебными, а в светской жизни он был человеком из «дореволюционного прошлого», получившим хорошее воспитание в своё время.

Девочек и девушек он называл «барышнями», мне это очень нравилось.
Мы с девчонками старались подловить момент, когда он шёл гулять в рощу, чтобы «случайно» встретиться с ним и поздороваться. Он останавливался, говорил: «Здравствуйте, барышни!» - и слегка кланялся нам, босоногим замухрышкам. Именно кланялся, а не кивал головой. Возвращается из рощи – мы опять «случайно» попадаемся ему на пути, здороваемся, и опять: «Здравствуйте, барышни!» И поклон.
Вот, пожалуй, и всё о нём.

Сусанна Ивановна намного пережила брата и стала своего рода «достопримечательностью» улицы .
Некоторые её привычки и особенности характера воспринимались земляками иронично – например, о чём бы интересном ни заходила речь, она говорила: «Мы с мамой…» или «Мы с Анечкой…» (её покойная дочь) это тоже делали (видели). Люди не особенно верили, посмеивались. А зря. Она была довольно образованным для того времени человеком, немало повидала.
Помню, когда мы с соседями смотрели фигурное катание (у нас появился телевизор, один из первых на Поповке, соседи приходили и с восторгом смотрели любые передачи, а уж фигурное катание – тем более), Сусанна Ивановна сказала: «Мы с мамой тоже красиво катались на коньках». Все так смеялись! Прямо чуть со стульев не падали от смеха. А разве не могло это быть правдой? Вполне могло, во времена её молодости барышни очень даже охотно, судя по литературным и другим источникам, катались на коньках. Ведь не говорила же Сусанна Ивановна, что они с мамочкой в хоккей играли, нет, они просто «красиво катались».

В деревне Сусанну Ивановну считали прижимистой, жадноватой. Подозреваю, что такую репутацию она заработала из-за бани.

В то время на Поповке только одна семья имела личную баню, все остальные пользовались колхозной. Никакой очереди или графика, чтоб топить её, не было, особых проблем из-за этого тоже не возникало: «захватил» - топи. В будни даже и «захватывать» баню не приходилось, только в выходной, поскольку топить её в воскресенье, естественно,  для всех было удобнее. Никакой войсковой операции не требовалось, достаточно было встать пораньше и отнести в баню охапку дров. Как говорится, кто первым встал, того и тапки.
Сусанна Ивановна баню не топила никогда, но мыться могла чаще всех. Всё дело было в посуде.
Процесс мытья в бане предусматривал наличие не только тазов, но и достаточно вместительных ёмкостей для холодной воды. Баню натапливали посильнее, чтоб можно было париться, вода в котле кипела. Надо было разбавлять её до приемлемой температуры большим количеством холодной воды.
А тазы и большие, на несколько вёдер, кастрюли были дефицитом. По крайней мере, в нашем магазине они продавались нечасто, всем не хватало, а из города такие громоздкие вещи везти в переполненном общественном транспорте (транспорт был только общественный – автобус, и всегда переполненный, так как ходил редко) было неудобно, мягко говоря. (Если кто особо дотошный спросит: а где же деревянные бочки и прочие шайки? – Отвечу: почти всё сгорело в войну. Люди практически с пустыми руками уходили в лес, жили в землянках, после войны кое-как отстраивались-обживались, но тех мужиков, кто умел делать бочки, уже не осталось. Деревянные корыта для свиней и для рубки капусты делали, а бочки, тем более на продажу - нет).
Семьи же были большие, и мыться в 2-х тазах по очереди получалось долго, баня остывала. А вот если партия моющихся состояла не из двух, а из четырёх человек, то совсем другое дело. Но далеко не во всяком доме имелись четыре таза и пара тридцатилитровых кастрюль.
У Сусанны Ивановны были и лишние тазы, и кастрюли-выварки, и те, кому своих не хватало, просили у неё. В качестве платы за амортизацию приглашали её мыться. Вроде бы всё честно. Но находились недовольные, которые считали, что старушка должна и охапку дров давать помимо посуды. Тем более что ей, учительнице-пенсионерке, дрова привозили бесплатно, а им приходилось покупать. Но тут Сусанна Ивановна стояла насмерть: никаких дров! -  «Меня посуда моет!»
Сначала я по малолетству не вникала в тонкости бартера и представляла это буквально, поэтому фраза меня смешила. И ещё я представляла неправильный букварь, в котором вместо «мама мыла раму» написано «рама мыла маму».

На жадность Сусанны Ивановны иногда намекали и мои родители, правда, по другому поводу.
Сусанна Ивановна не только не топила баню, но и воду себе сама никогда не носила. Думаю, вряд ли бы она в её возрасте смогла это делать, даже если б захотела. Колодец у нас находился «под горкой» - на дне оврага с довольно крутыми склонами. Носить воду было очень тяжело. Носили все, в том числе и дети, и редко у кого из нас не было сколиоза. Старики тоже носили – те, которые смолоду привыкли к коромыслу, у Сусанны Ивановны же, судя по всему, такого опыта в молодости не было.
Ей воду носили Ваня Кеся и Лёнька Битон. За работу получали жалкие копейки, а то и просто «спасибо». Вот это моим родителям и не нравилось – говорили, что старушка могла бы и побольше платить.

В её маленьком домике чувствовалась культура быта, чего не было в большинстве наших деревенских домов. Вообще, женщины из мещанского и духовного сословий отличались определённой бытовой умелостью. Например, Сусанна Ивановна пекла пирог, используя керосинку. Как-то специально укрывала форму, и всё получалось. В печке она тоже пекла, но печка топилась по утрам, а на керосинке она делала пирог в любое время.
И всякие интересные вещички можно было у неё увидеть.
Когда я начала проявлять интерес к готовке, Сусанна Ивановна разрешила мне читать старинную «Поваренную книгу» (домой не давала). Интересно, сохранилась ли эта книга...
Ещё у неё имелся настоящий корсет из китового уса, правда, не в «рабочем» состоянии.
И, конечно, как все дореволюционные барышни, Сусанна Ивановна отлично вышивала. Судьба её бесчисленных великолепных вышивок мне неизвестна, им было бы самое место в музее, но их там, к сожалению, нет.

А какие она умела делать бумажные цветы – просто обалдеть! У неё дома всегда была кипа красивой цветной бумаги разного типа: жёсткая глянцевая, мягкая «жатка», вощёная и т.п. И где только брала?.. Я не видела, чтоб такая бумага продавалась в магазинах тогда.
И поскольку я с первого класса активно участвовала в самодеятельности, танцевала, мне часто требовалось украшение в виде венка, который Сусанна Ивановна охотно делала.
Я не менее охотно наблюдала за технологическим процессом. Иногда использовался такой приёмчик: готовый цветок или бутон окунался краями лепестков в манную кашу, в результате выглядел очень фактурно и выразительно.
Один раз, на очередном районном смотре художественной самодеятельности, мне предстояло нарядиться в национальный украинский костюм .В сценарии был момент, когда дети должны появиться перед зрителями в национальных костюмах всех тогдашних союзных республик. Костюмы мы должны были делать «своими силами», по картинке. В моём костюме, конечно же, предполагался венок с привязанными к нему разноцветными атласными лентами. И, конечно же, Сусанна Ивановна опять для меня постаралась – венок получился роскошный, просто супер, цветы были и очень похожими на настоящие, и в тоже время совершенно сказочными. Я чувствовала себя в этом венке не украинкой, а принцессой.

И живые цветы у неё были самые лучшие – и на Поповке, и во всей деревне. В палисадник она нас, детей, не пускала, поэтому я частенько летом «висела» на её заборчике, любовалась цветами.
Шапки георгинов невероятных расцветок и величиной с мою голову, всевозможные и невозможные мальвы – от белых до тёмно-фиолетовых, почти чёрных, ажурные заросли космеи, знойно-золотые рудбекии… Названий большей части её цветов я не знала.
В начале лета у Сусанны Ивановны цвели маки, их пронзительно-алый цвет буквально гипнотизировал. Всё же есть в этом цвете, алом, что-то особенное, если не сказать мистическое.

А вообще с цветами в то время в деревне, с большинством палисадников, было что-то не так.
Почему у многих «золотые шары», своего рода символ деревни, выглядели, несмотря на свою солнечную расцветку, так уныло и безрадостно, наводили вселенскую тоску?.. Что в них было неправильного? Не тот фон? - Серые брёвна вместо белой стены?..
Почему разросшиеся космеи создавали  не изобилие красоты, а эффект запустения?


Сейчас в нашей деревне много цветников, один другого краше. Может быть, на их фоне палисадник Сусанны Ивановны показался бы скромным и незатейливым.

Во время учёбы в институте и в последующие годы я редко бывала дома – только на каникулах и в отпуске, с Сусанной Ивановной виделась мало, и о её последних годах почти ничего не знаю. Её когда-то уютный беленький домик попал в плохие руки, да и время его вышло, он осел, скособочился, потом совсем разрушился, а палисадник необратимо одичал и зарос.

Comments

( 21 comments — Leave a comment )
r_o_u_s
Mar. 5th, 2014 09:48 pm (UTC)
Хорошие зарисовки)) А вот в "родовой" деревне.... Ну, в той, откуда родом мой дед, почему-то не принято ставить бани(( Ни одной нет! В соседних- есть, а в этой- нет. Архитектура домов практически однотипная, хотя все хозяева разные. Входишь в дверь, идёт сквозной проход во внутренний двор, а жилые помещения- за отдельной дверью сбоку. И так абсолютно у всех. Только недавно разбавили эту моду.
И деревенских жителей называли не по имени-отчеству, а по прозвищам: Пуписи, бабка Пекариха, Майор, Куркулиха.))
valentina_ak
Mar. 5th, 2014 11:56 pm (UTC)
Архитектура и у нас в традиционных домах разнообразием не отличалась. А отличия между старыми домами здесь у нас и в родной деревне - есть, здесь домики поинтересней.

А в дедушкиной деревне не в печках мылись?.. Я про такое не раз читала, это чаще на севере, но не только. И каждый раз удивляюсь, как это. Ведь неудобно же :) И залезть-то в печку неудобно, а уж мыться... сажа, опять же... :)) Может, там русские печки были какой-то особой конструкции?

Прозвища в моей родной деревне тоже очень популярны. По крайней мере, были. Но почему-то имелись не у всех.
r_o_u_s
Mar. 6th, 2014 07:39 am (UTC)
Старую печь я уже не застала, была "новая" поменьше. Поэтому сами мылись в сарае, либо ходили в общую баню в "женский" день)) А деда не спрашивала... Вот то, что они в детстве вшей на печку кидали, а те лопались- это хорошо запомнила((
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 08:10 am (UTC)
Не знаю, как в городах, а в деревнях вплоть до 70-х годов вши не были редкостью. Так что про дедушкино детство и говорить нечего. А ещё раньше – ещё хлеще, царицы без вошебоек не обходились :)
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 04:54 am (UTC)
Прозвища очень часто распространялись на членов семьи. Например, мама – Шпана, дочь – Шпонка (оба эти прозвища употреблялись, как правило, с именами), муж – Нахал, жена – Нахалка (а дети, наверно, Нахалята :)) А вот прозвище Булка вряд ли семейное, хотя не знаю :))
r_o_u_s
Mar. 6th, 2014 07:43 am (UTC)
Видимо, наша деревня была более "некультурная", потому что я привела более-менее приличные прозвища. Там иногда к прозвищу имя добавлялось, но по-моему чисто для уточнения, или для усиления прозвища. Валька-сиська, например.
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 08:14 am (UTC)
Может, я неприличные просто забыла, надо у сестёр спросить. Смешных много было, иногда обидные. Часто переделывали фамилии в стиле «Кабаниха» (Кабанова).
r_o_u_s
Mar. 6th, 2014 11:20 am (UTC)
У нас в деревне были только две фамилии: Клоковы и Быковы)) И деревня делится на две части: Быковка и Клоковка. Теперь-то уже разбавили, конечно.
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 02:14 pm (UTC)
А у нас соседи справа и слева были Бекасовы, и у них имелись родственники там же, и вообще очень многие семьи состояли в родстве, даже если фамилии были разные. Деревня, а как же :)

karman2011
Mar. 6th, 2014 01:28 am (UTC)
У нас бани стояли в конце огородов. Долго не могла понять, зачем так далеко, а вообще-то всё просто: дома выходили огородами на реку.
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 04:49 am (UTC)
Эстетические соображения?... То есть улица одностороння, между домами и рекой никаких построек, с тыла домов – огороды, за ними – бани?
karman2011
Mar. 6th, 2014 01:27 pm (UTC)
По-началу был форпост Кузнецкой крепости на самом высоком берегу реки. Селу почти четыре века. Потом, когда граница отодвинулась, - да, селились, как Вы пишите. В двадцатом веке колодцев было уже много, водопровод, большая общественная баня... А береговые улицы оставались прежними, с банями на берегу в конце огорода. Традиции долго остаются, даже когда уже вроде бы и непонятно, зачем в такую даль, через огород, в баню ходить)
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 02:15 pm (UTC)
Так "мы" ровесники - Никологорам тоже 400 лет :)
karman2011
Mar. 6th, 2014 03:09 pm (UTC)
))) Только у нас тут пограничный район был. С Джунгарами воевали, местных индейцев ясаком обременяли... Но как-то приходила в голову мысль, что наши сосны старше Пушкина. Какими же, наверное, люди придурками им кажутся)))
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 03:14 pm (UTC)
Да уж :)
karman2011
Mar. 6th, 2014 03:17 pm (UTC)
А Никологоры по какому поводу образовали?
valentina_ak
Mar. 6th, 2014 03:44 pm (UTC)
Я сначала в шоке была, когда прочитала (это есть в бумагах в местном краеведческом музее), что Никологоры возникли «на месте погоста…» :) А потом узнала, что раньше погостом называли не кладбище, а поселение. Изначально было, как предполагается, совсем небольшое купеческое поселение, потом добавились ремёсла (иконоубранство, и ещё кое-что по мелочам)и даже промышленность – построили ткацкую фабрику. Фабрикант был самым богатым человеком в посёлке, останки его шикарного дома и сейчас стоят в виде руин.
Но, в основном, поселение было купеческим. Крестьянским трудом прокормиться здесь было практически невозможно – земля неплодородная (она здесь как-то «пятнами» - где голимая глина, где заболоченность, а кое-где нормальная). Так, огороды для себя держали, не более. Хотя в 15 км от нас, в Вязниках и под городом, выращивали знаменитые до революции вязниковские огурцы, там земля позволяла.

После приезда сюда я познакомилась с одним местным безнесменом (возил мне кое-что для ремонта из своего магазина), он сказал, что все его пра…пра… деды были купцами: возили иконы мстёрской школы иконописи в Сибирь (больше всего в Омск), а оттуда привозили омские иконы, людям нравилось разнообразие :) Ну и, конечно, другой товар попутно тоже возили. Дед до революции тем же занимался, после революции, понятно, уже нет, а отец полностью выпал из купеческой «цепочки». Теперь вот опять семейная традиция возобновилась, только без икон :) Мстёра от нас километрах в 30.
karman2011
Mar. 7th, 2014 01:16 am (UTC)
У нас земля тоже "местами"))) Похоже, здесь было жерло огромного доисторического вулкана, а потом море. Может, у вас тоже дно какого-нибудь озера. Неплодородность донных почв остаётся почти навсегда. Только на месте каких-нибудь бывших конюшен и скотных дворов земля нормальная есть.
valentina_ak
Mar. 7th, 2014 05:48 am (UTC)
Интересно было б узнать, да. Надо будет поискать информацию.
А неплодородность местной земли действительно так просто не «победишь». У нас тут в советские времена, как и везде, практически всю землю распахивали, что-то сеяли, минеральные удобрения возили в неимоверных количествах и какие-то урожаи были, хотя и не бог весть что, не Кубань и не Украина. Много лет удобряли. Казалось бы, состав почвы должен стать другим. Но и теперь на тех же землях, если хочешь что-то вырастить, надо и дальше возить горы удобрений, земля нисколько не изменилась.
Так что, в основном, неплодородные поля отошли под луга, под сено. А где земля получше – там сеют.
Может и правда озеро было?
karman2011
Mar. 7th, 2014 01:42 pm (UTC)
Что-то есть в истории земли. Когда в нескольких десятках километров хорошие поля и хорошие урожаи, а здесь все виды глины: и голубая есть, и белая, и красная, и обыкновенная жёлтая...
У нас зарастает всё берёзой и осиной. Столько денег положено, чтобы отвоевать у тайги эти поля... С одной стороны жалко, а с другой - зачем отвоёвывали? Соседние регионы - Алтай, Новосибирская область, Омская - равнинные, хлеборобные. У меня такое чувство, что некоторую работу делали для того, чтобы было что работать.
valentina_ak
Mar. 7th, 2014 02:21 pm (UTC)
Вот, как будто про нас, очень похоже :)
И чувство похожее :) Я даже уверена, что так и было. Адольф (сосед) не раз вспоминал те бесполезные совхозные поля, где кучами лежали минеральные удобрения, а толку не было, высоченную себестоимость продукции и говорил: «Зато у всех работа была… гы-гы-гы» :)
( 21 comments — Leave a comment )

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner