?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гости

Проходить и садиться за стол только после третьего приглашения. Садиться к столу боком, ложку после каждого зачёрпывания и поедания из неё еды класть на стол.
Да, запаришься так угощаться. Но таковы были правила приличия в маминой родной деревне – до войны, и ещё раньше, до революции. И если человек – случайно ли, нет ли – заходил в чужой дом, когда семья сидела за столом, он должен был вести себя именно таким образом. Этикет для незваного гостя.

К 60-м годам 20-го века от этого этикета, полагаю, ничего не осталось, мало кто и помнил про него. Взрослые вообще крайне редко оказывались в  ситуации незваного гостя – видимо, из чувства такта старались не заходить в соответствующее обеду или ужину время, и ещё реже садились у чужих за стол, если это был будний день, а не праздничное застолье.
Незваными гостями частенько становились мы, дети.
Тётя Галя С., пока была жива, каждый раз при встрече вспоминала мои частые визиты к ним, и как я однажды за обедом, не успевая наравне со всеми работать ложкой, подвинула к себе общую миску со словами: «Хватит вам есть, мне ничего не оставили!» Тётя Галя вспоминала это с умилением. Думаю, двухлетнему ребёнку незнание какого бы то ни было этикета охотно прощалось.

Повзрослев, я как-то подзабыла про обычай деревенской детворы «ходить по домам», и однажды не могла взять в толк: чего это малышня кучкой к нам завалилась и стоит, не уходит, хотя я сразу им сказала, что Наташи (частенько приезжающей к нам маленькой племянницы) сейчас нет. Один из визитёров всё объяснил: «А это Майка сказала – пойдёмте к К-вым, может, чем угОстют…» Угостила, конечно.

Гости в нашем доме случались, как правило, неожиданные. Не незваные, а именно неожиданные. В редких письмах (позже – в телефонных звонках) дежурно присутствовало приглашение: «Приезжайте, когда будет возможность». То есть гостей мы звали. Но сообщать о скором приезде, наверно, у них не было возможности. Письмо могло задержаться и прибыть после самих гостей.
Домашние телефоны у нас в деревне появились не в 60-х, гораздо позднее. Впрочем, можно ведь было послать телеграмму…

Современным детям, выросшим с мобильником в руках и с вполне ясным представлением об интернете и его коммуникационных возможностях, трудно понять, что такое телеграф и телеграмма. А если и не трудно, то воспринимается этот сервис уже как дикий анахронизм. Прямо какая-то голубиная почта.
Не знаю, с чем связано было нежелание родственников, решивших съездить в деревню, предупреждать о своём приезде телеграммой, почему предпочитали «нагрянуть», но факт – так бывало нередко. Естественно, появление гостей таким образом вызывало лёгкую панику, особенно если приезжала достаточно многочисленная семья.

Когда я была совсем маленькой, паника меня не касалась, и приезды гостей мне однозначно нравились, так как гости обычно привозили какие-нибудь гостинцы. Везти гостинцы в деревню было не только данью приличиям, но и разумной подстраховкой для себя же – если гостинцы правильно выбирались.
Например, гости, приезжающие из областного центра, брали, как правило, с собой  чёрный хлеб и булки. Тот хлеб, что продавался в нашем магазине (пекли его в  райцентре), не всякий человек мог есть, а городской хлеб был вкусным.
Издалека, конечно, гости везли не хлеб, а что-либо другое. Но у некоторых наших соседей, как и у нас, были родственники в Брянске, и привозимый ими хлеб в любом доме был весьма кстати. Соседка Галина Павловна как-то пожаловалась, что золовка перестала привозить хлеб, и всё из-за свекрови. Говорит, бывало, если Танька привезёт какой батон, то бабка Маша (свекровь) начинает причитать: «Да не вози ты! Не вози! У нас усё ёсть!» Ну, «ёсть» так «ёсть», Танька и перестала «возить».

Была в нашей деревне такая фразочка (сейчас бы сказали – мем) с подтекстом, понятным нам, но непонятным городским: «У нас же всё своё!»
Кое к кому привозили из города ребятишек на всё лето, невзирая на то, что весь июнь на огороде съедобного ещё практически ничего нет, в магазине, кроме какой-нибудь крупы, сахара, соли, иногда селёдки, тоже ничего нет, ездить в город за продуктами некогда и не с чем…  А если гости ещё и от молочной каши не в восторге… И отказать нехорошо, особенно своим, и что делать, если кормить нечем?..
Приятельница моих сестёр, у которой каждое лето отдыхали городские родственники – и дети, и взрослые – регулярно ездила к знакомому чиновнику в райцентр, сидела по часу в приёмной, чтоб получить у него разрешение купить «по блату» колбасы, масла или ещё чего из продуктов. Ну, не все городские могли жить на картошке и молоке. А уезжая, гости говорили: «Хорошо вам! У вас всё своё!»
Может, это фильмы тех лет и вообще искусство в духе «соцреализма» так действовало на городских людей, что жизнь в деревне им виделась не совсем такой, какой она была? Скорее, как в каких-нибудь «кубанских казаках», причём, без поправок на географию и климат?..

Паника от внезапного появления гостей у нас в доме возникала по двум причинам: первая – непонятно, чем их кормить, и вторая – в доме не прибрано. По закону подлости гости никогда не приезжали после субботней уборки и тем более – после предпраздничной генеральной, а всегда появлялись как-то между уборками.
Подозреваю, что первая причина вызывала у мамы особенно сильные переживания.

С тринадцати лет я как бы добровольно взяла на себя обязанности «гостевого повара» (старшие сёстры в это время уехали учиться), и до окончания школы в полной мере  вкусила ответственности «принимающей стороны». Гости были сплошь городские, в еде более привередливые, чем мы, деревенские. То есть они ничего такого не говорили, но мы знали точно, что «если что не так» -  в душе нас осудят, или даже вслух скажут другим родственникам, что их «плохо приняли». Я изо всех сил старалась придумать и сделать что-нибудь вкусное из того предельно скудного набора продуктов, что был нам доступен.

Строго говоря, деревенские родственники у нас тоже были, и иногда они заходили в гости, поскольку жили мы в одной деревне. С этими родственниками лишних хлопот не было. Точнее, с ними любые хлопоты могли оказаться лишними. Как-то я угощала их селёдкой, а селёдку подала по правилам – без костей. Так тётя Таня сделала мне выговор: «Валь, на хрен ты кости повытаскивала? У сялёдки самое укусное – косточки пососать!» Долгую варку картошки (до готовности) тётя Таня тоже не признавала – говорила, что «картоха и с сырцом хороша». Вообще-то, тётя Таня была женой нашего двоюродного брата, но из-за разницы в возрасте (их старшая дочь училась со мной в одном классе) мы называли их дядя Ваня и тётя Таня.

Иногда у нас бывали и не родственники – то друзья отца приезжали поохотиться, то какой-нибудь дядька, прибыв в командировку в наш колхоз, оставался ночевать у нас, поскольку никакого подобия гостиницы тогда в колхозе не было. Вот отец и приводил его.
Однажды такому дядьке не повезло. В ту зиму у нас дома жил ёжик, и он имел привычку тащить все мелкие тряпки, найденные на полу, под печь. (В русской печи есть такое технологическое отверстие, довольно большое,  внизу, на уровне пола). Ночью ёжик утащил под печь дядькины носки, пришлось тому ехать домой «на босу ногу».

Видимо, предложить ему старые папины носки постеснялись, а запаса новых не было. А может, поскольку была зима, старых тоже не имелось, доносились. Хотя отец вообще-то старался поменьше «бить» носки ввиду их дефицитности, в сапоги и валенки наматывал портянки.

Он очень терпеливо, даже стоически, переносил товарный дефицит, не ругался и не жаловался, да и как можно было бы ему, убеждённому коммунисту, ругаться и жаловаться?.. Только один раз он не выдержал – когда исчезли трусы, где-то в начале 70-х. Он носил обычные «семейные» трусы из чёрного сатина, и вдруг их не стало, и никаких других взамен не появилось. Сшить удобные трусы оказалось делом очень сложным без специальных выкроек, выкройки же взять было негде. И когда зашивать и штопать трусы стало уже совсем невозможно, исходная ткань почти исчезла, отец не выдержал: «Да что ж это такое! В космос летаем, а трусов нашить не можем!..»
Через несколько лет в продаже стали появляться ситцевые мужские трусы весёленьких расцветок, а в 80-х эту нишу до отказа заполнили швейные кооперативы, носи – не хочу.

Приезжающие иногда вели себя странновато с точки зрения деревенского человека. Например, могли лечь отдыхать посреди улицы, под берёзки. Понятно, что почти у каждого городского человека есть в душе желание «…упасть освобождено в не вытоптанные цветы…», однако посреди улицы… И цветы там  не такие уж не вытоптанные… Или вот - усиленно пить водку, и непременно с хозяевами! Или хотя бы с хозяином, если другие члены семьи совсем не пьют. И неважно, что хозяину надо работать, и что у себя дома сами гости тоже столько не пьют.
Эффект отдыхающего горожанина, «дачника»?..

Сейчас у нас по соседству – дача, владельцы которой живут в 10 минутах ходьбы от неё, в доме бывшей совхозной застройки – двухэтажке. Им, конечно, там не хватало своего огорода, сада, вот и обзавелись дачей. И сыновья из областного центра сюда частенько наведываются. Всё правильно. Кроме одного – дачники не понимают, что люди вокруг не на пикник приехали, а живут здесь. И что в домах есть маленькие дети, которым надо спать днём, а громкая музыка им мешает. И что шумное веселье за полночь тоже мешает всем. Получается, однако, что всё это неважно, раз люди приехали отдохнуть, «расслабиться».
Удивительно, но даже сам сосед, человек, не причиняющий в двухэтажке никому никакого беспокойства, можно сказать – деликатный, даже он, приходя покормить животных или поработать на огороде, превращается в «дачника». Ещё одна «загадка бытия».

Среди наших гостей были и родственники, которых я больше никогда не видела. Зоя из Новосибирска, Наташа из Свердловска, двоюродные братья из Мелитополя… Видимо, поддерживать контакты на должном уровне со всеми – дело сложное, что-то ещё, помимо некоторого количества общей крови в организме, должно объединять людей, какой-то стимул для сохранения связей.

Всё это не означает, что контакты поддерживались только с теми, с кем было общее. Например, ничего общего никто из нас не чувствовал с вреднейшей тёткой, папиной старшей сестрой, однако та сама, неизвестно по какой причине – она нашу семью, включая её родного брата, судя по всему, терпеть не могла -  чуть не до девяноста лет нас навещала. Ответные визиты с нашей стороны ею не приветствовались, мягко говоря. Но это как раз объяснимо.
В те годы многие счастливые обладатели отдельных городских квартир были сильно зациклены на «прописке» и квадратных метрах. Приезд родственника из провинции мог выглядеть в их глазах подозрительно: с какой целью приехал, надолго ли?.. Может, захочет здесь остаться и устроиться на работу, попросит «прописать» его?.. Без прописки на работу не возьмут… А жить тоже здесь будет? И без него тесно…А вдруг потом начнёт ДЕЛИТЬ квартиру?.. По законам того времени все прописанные в квартире люди имели равные на неё права. Могли и «поделить», отсудить.

Только я что-то слабо представляю себе такого наглого провинциала, которому вдруг пришло в голову оттяпать кусок чужой жилплощади. Попросить прописать – по простоте душевной, не вникая в животрепещущие тонкости этого дела – мог бы, наверно, а злонамеренно и коварно «вселиться», имея виды на квадратные метры – трудно представить… Впрочем, в жизни всякое бывает. Поэтому тётка не теряла бдительность.

Родственники у нас были во многих городах, но больше всего – на Украине. Это было связано с одним печальным периодом.
Из маминых воспоминаний:
«…В 1933 г. произошло стихийное бедствие. В июне (на Духов день) выпал снег. Холод уничтожил рожь. Так что в 1933-м, 1934-м гг., да и в 35 году голод давал себя знать. Особенно 1933-й и 1934-й. Пекли лепёшки из липового листа, ели съедобные травы. Помню, как я читала. В книге между строк бумага не белая, а зелёная. Родные, конечно, понимали, что у меня от малокровия в глазах зеленеет.
В эти годы у нас из колхоза некоторые семьи уехали искать более хлебных мест. Семья Ващилиных (мои родственники) уехали на Украину, уехали Серковы, Мельниковы и др. колхозники. Кто в Сибирь, кто куда».
Спустя много лет мама побывала в гостях у родственников в Запорожье. Она с восторгом рассказывала про семью своего, кажется, двоюродного брата. Собственно, речь шла про него и его жену, детей у них не было. Он был офицером в отставке, она – домохозяйкой. Так вышло, что она не получила никакого образования, даже читать не умела (считала хорошо). Почему-то государственная программа Советской России по ликвидации безграмотности (ликбез) её не коснулась. Может, попались нерадивые учителя, которые её так и не научили. Но при этом она знала содержание огромного количества книг, особенно из русской классики. Не благодаря фильмам, которых было не так уж и много, и не благодаря аудиокнигам, которых ещё и вовсе не было – исключительно благодаря мужу. Они договорились с самого начала: когда он дома, а она занимается домашними работами, он ей читает вслух. Они жили долго и счастливо, прочитать он ей успел очень много. Чуть-чуть сожалею, что не познакомилась с ними. Когда я училась в институте, в Донецке, они оба были ещё живы.

Уехали, а точнее, ушли от голода пешком «на Донбасс» и три маминых двоюродных сестры: Наташа, Аня и Надя. Шли то ли три, то ли четыре месяца, но дошли. Устроились работать на Рутченковскую шахту (город Юзовка, он же Сталино, он же Донецк). С этими тётушками я была знакома – они по 1-2 раза приезжали к нам в деревню, а позже, когда я училась в институте, я сама иногда навещала их.
К одной из них, Наде, у меня имелись некоторые претензии. Меня возмущали её рассказы о поездках к родственникам (ездить в гости она любила) – рассказы сводились исключительно к перечислению того, что ей подарили («далЫ») там-то и там-то. Я даже приклеила ей прозвище – «минедалЫ».
Мама просила меня не осуждать её. Говорила, что они такое пережили… На мои возражения, что, мол, мама и сама пережила голод, не одна тётя Надя, мама сказала: «Когда они ушли, им по дороге приходилось побираться, у них же ничего не было. И от того, «далЫ» им или не «далЫ», постоянно зависела их жизнь». И сказала, что это оставляет сильный отпечаток на человеке, не каждый может от него избавиться.

Гостинцы для детей, особенно для недокормленных – это святое. Как я уже не раз говорила, в детстве мы были большими знатоками по части еды, но - чисто теоретически, благодаря наличию в доме «Книги о вкусной и здоровой пище». Практически же вкус таких деликатесов как сливочное масло и колбаса мы представляли себе плохо.

И вот как-то родственница, приехавшая из Брянска, привезла, помимо вкусного брянского чёрного хлеба и совершенно обалденного белого батона, помимо некоторого количества конфет и печенья, привезла также  сливочное масло и колбасу, то ли молочную, то ли докторскую. И бутылку малинового сиропа, хотя и непонятно, зачем – варенье, особенно вишнёвое, у нас в доме не переводилось. Это, пожалуй, единственное из еды, на что не было никаких ограничений. Ну, неважно.

Я отрезала кусок обалденного батона, густо намазала его волшебным маслом, сверху положила толстый кусок фантастической колбасы и стала есть это сооружение, запивая сиропом прямо из бутылки, иногда добавляя то конфету, то печенье перед глотком. Наверно, я съела много. Во всяком случае, трапеза мне безумно понравилась. Но потом меня полночи рвало. И хотя прошло уже полвека с тех пор (мне было 8 лет), меня подташнивает, когда я вижу колбасу на масле. А остальные ингредиенты как бы не в счёт.

По отдельности же всё люблю до сих пор, особенно хорошее масло, как тот король из стишка. От вкусной колбасы тоже не отказываюсь, но у нас вкусная попадается довольно редко.

Гостем, точнее, гостьей, которую я всегда ждала, была Валя-большая, наша двоюродная сестра.
То время, что она жила в нашем доме (родители её погибли во время войны), я помню плохо. Помню, что она играла с нами, кружила нас, повисших на её сцепленных на голове руках. Помню, как она занималась уборкой, вовлекая нас в это дело – даже меня, совсем маленькую. Ставила передо мной «венские» стулья и говорила: «Пусть это будут твои пациенты. Ты их будешь лечить вот так – поливая водичкой, вытирая тряпочкой…»
Потом она уехала – работала, училась, и довольно часто приезжала.
Я Валю очень любила. Считала её невероятно красивой, а мама уточняла, цитируя кого-то из классики: «Она была не красавицей, хотя черты лица у неё были довольно правильны». Наверно, я вообще не лицо имела в виду, а фигуру, в том возрасте я на лица как-то не очень обращала внимание.
Иногда мне даже совестно было перед родителями за то, что их я любила меньше.
Летом перед предполагаемым Валиным приездом (я ждала её каждую субботу) я ходила за деревню нарвать букет ромашек или других полевых цветов, которые цвели в данный момент.

В каждый свой приезд Валя рассказывала что-нибудь такое из «городской жизни», чего я не знала. Можно сказать, что она для меня и, наверно, для моих сестёр, транслировала многие понятия той самой незнакомой для нас «городской жизни».
Иногда давала советы. Например: «Сейчас, когда тебе 12, ты можешь носить такую короткую юбочку. Но когда исполнится 18, коленочку надо обязательно прикрыть..»
К тому времени, когда мне исполнилось 18, в мире воцарилась мода на мини-юбки, и не только я, но и Валя сама, в свои 35, смело ходила с открытыми коленками. C'est la vie.

Tags:

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
aadvark
Oct. 24th, 2013 12:20 am (UTC)
Спасибо! Очень интересно!
valentina_ak
Oct. 24th, 2013 08:47 am (UTC)
Рада и благодарна за тёплые слова :)

(Anonymous)
Oct. 24th, 2013 05:56 am (UTC)
Валя, супер! :) Зачиталась. Очень понравилось! (Аля.)
valentina_ak
Oct. 24th, 2013 08:47 am (UTC)
Спасибо, спасибо, Аля :)
(Anonymous)
Oct. 24th, 2013 06:55 am (UTC)
Спасибо, что пишете о том времени, про дефицит особенно! Это молодость моих родителей, становятся понятными многие моменты. А вот теперь стало понятно, почему муж в село с собой вез хлеб и другую еду в обязательном порядке, когда мы еще жили в Киеве и ездили к его маме в село в гости.
valentina_ak
Oct. 24th, 2013 08:51 am (UTC)
Очень рада Вашему комментарию.
Всего не охватишь ни в каких воспоминаниях, но донести хотя бы крупицы забытой правды - очень хочется.
r_o_u_s
Oct. 24th, 2013 08:34 am (UTC)
Я как раз была со стороны "гостей")) Хозяева "принимающие" тоже были разные. Ездили чаще к тем, кто действительо рад был родственникам и обеспечивал хотя бы моральный комфорт. Мы ездили к моей прабабушке. Гостинцы- обязательно+ что-нибудь для бабушки лично. Покупали то халат, то тапочки. Бабушка плакала от счастья и бежала прятать дар в "похоронный узелок", то есть наши подарки признавались самыми-самыми) Естественно, с ранних лет я умела тяпать огород, собирать паданцы/огурцы/крапиву. Ездили отрабатывать вместе с хозяевами повинность на сахаросвекловичное поле (буряковое поле) и ворошить/собирать сено. Но, мы не перерабатывали, отнюдь. Дети- по малолетству, а взрослые- потому что месяц отпуска после года работы впахивать опять... не хотелось.


Были и другие "принимающие". К таким приезжаешь- холодильник/огород/погреб на замок. Всё покупали сами в магазинах,на рынке и вся семья кормилась за счёт приезжих. Ладно ещё, когда "принимающие" не наглеют или действительно живут очень скромно, но рады хотя бы предоставить кров. А вот когда ещё и моси делают недовольными... Тогда никакие родственные узы не держат.

Edited at 2013-10-24 08:34 am (UTC)
valentina_ak
Oct. 24th, 2013 08:47 am (UTC)
Да, и «принимающие» были разные, ещё какие разные! :)) Гости, родственники – это ж такая тема необъятная, на нескольких страничках разве расскажешь… столько нюансов!

Кстати, я про таких слышала, у которых всё «на замок», хотя сама не сталкивалась. Подозреваю, что упомянутая мной вредная тётка вела бы себя точно так же, но она в жила не одна. Дочь, зять, их дети – были без таких жутких закидонов.
r_o_u_s
Oct. 24th, 2013 09:08 am (UTC)
Мы же каждый год стараемся выехать на лето, так что хозяев всяких повидали))
Хорошо, что сейчас сервис для приезжих очень расширился, так что не приходится как раньше засовывать свои претензии в карман и терпеть неадекватные требования) А историй у меня тоже очень много, в том числе и с временными наблюдениями: как люди меняются в зависимости от дохода, окружения, обстоятельств...
valentina_ak
Oct. 24th, 2013 09:15 am (UTC)
Начинайте записывать (открыто) свои истории и наблюдения. Это же многим будет интересно.
vetsog
Oct. 24th, 2013 09:47 am (UTC)
Валя - спасибо за рассказ. Я Ваши истории оставляю "на закуску", не сразу читаю. Радостно, что Вы все это помните и можете так ярко описать.
А телеграммы посылать, думаю, казалось дорого даже "городским", 3 копейки за слово, если не ошибаюсь. То есть не то, чтобы уж так дорого было, но казалось. Это, примерно, как для моей мамы поездка на такси - вроде денег хватает, а жалко платить, когда можно и транспортом добраться. Так и Вашим гостям жалко было на телеграмму тратиться - все равно ведь сами приедут.
valentina_ak
Oct. 24th, 2013 10:38 am (UTC)
Ваня, очень рада Вас видеть!.. :)

Думаю, Вы правы насчёт телеграмм, мне почему-то это в голову не пришло. Скорее всего, так и было.
И ещё, в те времена вроде бы не было такого неписанного правила, каким в наше время является «предварительный звонок». Именно в силу неразвитости средств коммуникации. Так что люди относились к этому проще.
Спасибо, как всегда, за добрые слова :)

brotherdetjr
Oct. 25th, 2013 05:21 am (UTC)
А к Поле кто приедет, а?
valentina_ak
Oct. 25th, 2013 05:23 am (UTC)
Договорились, что первая - я.
( 14 comments — Leave a comment )

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner