?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

6. За шубой (или шоп-тур во 2-й половине 70-х)

В Днепропетровск из Ташкента я приехала осенью, устроилась там на работу на режимное предприятие. Украина – не Африка, и даже не Ташкент, я знала, что здесь мне понадобится зимнее пальто. Устроилась я ещё не окончательно - соответствующий отдел занимался проверкой моих личных данных, связей и документов, и в то же время «решался вопрос» об общежитии, на это требовалось некоторое время, в течение которого я и надеялась обзавестись зимней одеждой.

Я приехала к родителям в деревню, в это время сёстры уже все «разлетелись», родители жили одни. Незадолго до этого мама вышла на пенсию.
С ней я и обсудила свой нелёгкий вопрос. Проблема состояла из двух частей: первая – деньги, вторая – где купить нечто такое, в чём было бы можно, не особо стесняясь, ходить по городу зимой.
Первая часть проблемы решилась легко – у мамы имелись некоторые сбережения, которые она, не раздумывая, сразу же предложила мне. Со второй частью дело обстояло сложнее. Никаких «блатов», связей в торговле у нас не было. Возможности болтаться целыми днями в каком-нибудь городе, подлавливая, не «выбрасывают» ли что-нибудь подходящее в том или ином магазине – тоже не было. На этом специализировалась часть цыган, но и они, чаще всего, не наугад метались по магазинам, а старались получить от продавцов соответствующую информацию. Каковую обычно и получали за определённую плату.

Выход придумала мама: «Давай поедем в Прибалтику! Прибалтика – это почти Европа, там шансов что-то купить больше». «Что-то» - это или пальто, или шубу. Под шубой не имелась в виду дублёнка (их привозили из-за границы и носили не многие), имелась в виду шубка из искусственного меха. Их видеть на девушках и женщинах можно было не в единичных случаях, но в магазинах увидеть как-то не удавалось. Мама считала, что лучше бы купить шубку.

Разумеется, ехать «просто так», не зная, где можно остановиться, было бы глупо – в те времена гостиницы почему-то были под завязку заполнены командированными, во всяком случае, почти всегда стояли таблички «мест нет». Я напомнила маме об этом, но она сказала, что нам и не нужна гостиница – в Риге живёт её «довоенная» приятельница Фрося с семьёй, можно узнать её адрес и телефон у родственников в соседней деревне, созвониться и договориться, чтоб побыть у них несколько дней. Так и сделали.

Все, с кем мы говорили о предстоящей поездке, предупреждали нас, что в Прибалтике к русским относятся плохо: в магазинах делают вид, что не понимают русский язык, не хотят обслуживать. Нас это не слишком пугало.

Приехали в Ригу мы утром, часов в семь. Вышли из поезда и решили, что в такую рань к знакомым идти не удобно, лучше немного погулять и позавтракать где-нибудь. У проходящей мимо молодой женщины мы поинтересовались, где можно перекусить. Она очень добросовестно, хотя и на ужасно ломаном русском, объяснила, как пройти к ближайшему кафе. А когда мы поняли и уже хотели туда идти, она добавила: «Но там очень плохой кофе. А хороший кофе…», - и она опять начала объяснять, где находится кафе, до которого было дальше, но кофе в котором лучше. Мы с мамой были не бог весть какими ценителями кофе, но пошли в то кафе, что подальше – просто, чтобы убить время.

В доме маминой приятельницы нас встретили приветливо, её дочь даже вызвалась показать нам Ригу и окрестности, однако мы не хотели злоупотреблять гостеприимством хозяев и сказали, что мы «всё сами», только узнали, что где находится и как туда доехать.
Семья нам очень понравилась – добрые, сердечные люди. Когда дочь Фроси рассказывала нам, как ехать в Саласпилс, то заплакала. В Саласпилс мы, по не зависящим от нас причинам, не попали, но это, наверно, и к лучшему - у мамы было слабое сердце, мало ли что.
Муж Фроси был русским, но к тому времени его уже не было в живых, а зять – латыш, он хорошо говорил по-русски, практически без акцента.

На улицах Риги к нам довольно часто подходили немолодые женщины деревенского вида и что-нибудь спрашивали. Мы ничем не могли им помочь, поскольку не понимали их, а они не говорили по-русски. Видимо, женщины принимали нас за «своих», деревенских, они выглядели примерно, как и моя мама: в платках и в тех пальто, что имелись в магазинах в «свободной продаже».  Я в это время уже практически не отличалась от городских девушек. Во всяком случае, не так, как во время поездки в Москву после седьмого класса.

В магазинах было по-всякому. Иногда нас действительно «не замечали», не торопились ответить или подойти. Объяснялась ли эта «заторможенность» исключительно нелюбовью к русским – трудно сказать. В российских магазинах тех лет продавцы тоже далеко не всегда улыбались покупателям и не спешили обслужить. Это в 90-х годах, когда появилась частная торговля, появились улыбки, интерес к зашедшим в магазин и привычное теперь (даже порой поднадоевшее) «Вам помочь, что-то подсказать?»

Но, хоть замечали нас, хоть нет, а приличное тёплое пальтишко 44-го размера что-то не попадалось. Не говоря уж о шубе. В отделах женской одежды висели примерно те же жутковатые пальто, что и в российских магазинах, причём, во многих магазинах размерный ряд начинался с 46-го, а за 44-м размером посылали в «детский» отдел. В детском висели «пальто для девочек», носить которые в двадцатипятилетнем возрасте явно не стоило.

Гуляли мы с утра до вечера, обедали в кафе и ресторанах. В ресторанах официанты - сплошь мужчины – напоминали официантов из фильмов, с салфеткой, переброшенной через руку, были очень вежливы, но маме казалось, что они разговаривают с нами свысока, и оттого даже еда ей не слишком нравилась.

Мы обошли столько магазинов, на сколько хватило терпения, посмотрели кое-какие достопримечательности, провели один день в Сигулде и решили возвращаться. Почему-то у нас не было обратных билетов. Может быть, в те годы невозможно было, покупая билет «туда», сразу взять и «обратно». Так или иначе, на поезд билетов не оказалось на ближайшие дни, и на самолёт до Москвы – тоже. Были только на самолёт до Ленинграда (повезло), туда мы и полетели.

И как только мы оказались в Ленинграде, мама радостно сказала: «Всё, я дома!» Рига давила на неё какой-то чужеродностью, которую она ощущала очень остро.

Радоваться, однако, было рановато: мы прилетели в Ленинград под вечер, смеркалось, а куда идти, где ночевать в незнакомом городе? Как будто начинал материализовываться сон, мучивший меня неоднократно: я ночью приезжаю в незнакомый город и мне негде ночевать, а то ещё и денег нет. К счастью, в реальности деньги у нас с мамой всё-таки были. Мы начали искать гостиницу.

Девушка, которая сказала нам, что она остановилась в гостинице совсем рядом, за углом, говорила по-русски с акцентом. Нас это не насторожило. Но когда мы подошли к гостинице, то всё поняли – это была гостиница для «интуристов», «Европейская». Я приуныла, поскольку знала, что нас с иностранцами не поселят, даже если есть места. Но маму мой пессимизм не убедил. Она без колебаний стала в небольшую очередь к стойке администратора.
«Очередники» подавали паспорта и говорили, откуда: из Рио-де-Жанейро, из Вены, из Берлина… Глянув на наши паспорта, дама-администратор даже несколько растерялась. Потом начала объяснять, что эта гостиница – только для иностранцев… Потом вдруг замолчала, пару секунд подумала и сказала: «Можете переночевать. Но завтра…» Мы её заверили, что завтра уедем.

Номер был так себе – с удобствами в конце коридора. Но всё старинное и выглядело шикарно.
На тумбочке, рядом с телефоном, лежала брошюрка, в которой перечислялись услуги для постояльцев, среди них – заказ билетов на поезда и самолёты. Мама попыталась заказать железнодорожные билеты – не получилось: голос на том конце, узнав, кто мы такие, сказал, что перечисленные услуги – только для иностранцев.

С утра пораньше мы поехали к открытию какого-то большого универмага. Администратор в гостинице на прощанье дала нам буклет с фотографиями отеля: «Будете всем показывать».
Перед входом в универмаг уже стояла толпа людей. Когда двери открыли, толпа хлынула с таким напором, что стоящие впереди запросто могли серьёзно пострадать, если бы оказались менее шустрыми.
В отделе женской одежды опять не было моего размера. Но! – мы, наконец, увидели шубу, чёрную шубу из искусственного меха с воротником из натуральной голубой норки – шуба была маминого размера. Стоила она запредельно дорого – 400 рублей, но у нас имелась такая сумма, мама взяла с собой все свои сбережения. Сначала мама и слышать не хотела, чтоб купить шубу ей. «Зачем? Ну и что, что старое пальто, похожу ещё… Я же не работаю…» Я её уговорила.

Купив шубу, мы поехали на вокзал, и там нам повезло – были билеты на нужный нам поезд. Правда, ночной, но посидеть до ночи на вокзале было не проблемой.

Дома я отпорола меховой воротник от какого-то старого пальто, пришила его к своему демисезонному и пару лет делала вид, что оно у меня «трисезонное», и что мне в нём не холодно.

Буклет мы, конечно, «всем» не показывали, только дома, своим. И сами любили иногда перелистывать его, и особенно приятно было видеть на фотографиях «наш» номер.

Tags:

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
trustful1
Oct. 14th, 2013 03:09 pm (UTC)
Спасибо, спасибо большое за мемуары! С огромным удовольствием читаю - пишите ещё! :)
Записи ваши и сами по себе хороши и интересны, но они вызывают к жизни и твои собственные воспоминания - и удовольствие многократно увеличивается.
valentina_ak
Oct. 14th, 2013 03:42 pm (UTC)
Каждый раз, когда человек говорит, что ему интересно читать написанное мной, для меня это очень приятный сюрприз :) Спасибо!!...

Наверно, в ближайшее время придётся сделать перерыв – сад к зиме надо готовить :)

intercedo
Oct. 17th, 2013 10:58 am (UTC)
Я тоже с большим интересом читаю ваши "бытописания".
Спасибо)
valentina_ak
Oct. 17th, 2013 12:44 pm (UTC)
Это вам спасибо :) Я очень рада, что читаете :)
vetsog
Oct. 26th, 2013 06:01 am (UTC)
Наверное, мне не дано понять женщин. Жить в такой бедности и отдать полугодовой доход за шубу?
Только не обижайтесь, пожалуйста. Я не осуждаю, а просто не понимаю.
valentina_ak
Oct. 26th, 2013 06:47 am (UTC)
Ой, Ваня… Всего ведь в не напишешь в «постах» :)
Мама же работала в школе, преподавала русский и литературу. И всегда очень плохо одевалась – «по остаточному принципу». Ей даже однажды завроно сделал замечание. Он присутствовал у нас на уроке, а потом, мама рассказывала, за содержание урока похвалил, но добавил: «Преподавательница литературы должна ходить на работу в элегантном платье, а не в такой одежде». Мама была классным руководителем в моём классе, и я постоянно видела её в «такой одежде», и мне было очень жалко её, и даже стыдно, и очень хотелось, чтоб она действительно ходила в элегантных платьях. Не получилось – так она и вышла на пенсию в той одежде. И когда я увидела эту шубу… знаете, как компенсация за прошлое :) Но это и правда, наверно, чисто женские комплексы :)

vetsog
Oct. 26th, 2013 07:16 am (UTC)
Да уж. Попробую понять, постараюсь.
Кстати. Вот как я могу по-доброму написать про Россию?
Ведь никто не дал этому завроно по морде за такие слова, правда? Небось, даже никто лицо со стыда не прикрыл, кроме Вашей мамы. Скорее всего, даже все одобрили и по углам согласно трусливо шушукались.
valentina_ak
Oct. 26th, 2013 07:20 am (UTC)
Конечно, не дал :)
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner