Valya (valentina_ak) wrote,
Valya
valentina_ak

Categories:

Семья

Говоря о запрете на усыновление американцами российских детей, господин Астахов прокомментировал один из нюансов так:
«Те дети, которые сегодня отбирались иностранными американскими родителями, мы знаем о 46 детях, …они не смогут уехать в Америку…Из этого не надо делать трагедию, потому что все эти дети находятся в едином банке детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, которые готовятся к усыновлению. Внутрироссийское усыновление только усиливается и усиливается с каждым годом…»

В связи с этим А.Ю. Васильев предложил реализовать проект «Девяносто два»

«…Надо будет написать книгу. Крохотные очерки буквально на пару страничек, но, желательно предельно информативные. Вот каждый такой ребенок, который остался здесь. Что с ним произошло через три, пять, десять, пятнадцать лет. Как воспитывался, где учился, кем стал, чего добился, в каких условиях существует и чем занимается

И взять именно столько же, ровно сорок шесть последних усыновленных американцами детей…»

Очень хотелось бы, чтоб никаких ужасов и трагедий не было ни в одном из 92-х очерков. Хотя бы начиная с определённого этапа, потому что в самом начале жизни всех этих детей ужас и трагедия уже присутствуют.

Я как раз такую историю знаю и расскажу.

Женя, девочка из Томского детдома, которую удочерила семья Николь из Северной Каролины, не относится, конечно, к сорока шести последним усыновлённым, дело гораздо более давнее

В середине 90-х, год точно уже не помню, на сайт нашего детского стрежевского Интернет-клуба вышла жительница США Nicole LaMotte и обратилась ко мне с просьбой. Её приёмной дочери исполнилось восемь лет, девочку взяли в шестилетнем возрасте, и, по словам Николь, Женя забыла не только русский язык, но и вообще Россию, Сибирь, то есть родные места, а её родители хотели бы, чтоб Женя знала свою «первую родину». Поэтому попросили меня найти ей друзей по переписке, земляков, примерно одного с ней возраста. А у моей приятельницы Ларисы, учительницы английского языка, был как раз восьмилетний сын, Ярослав, и мы «познакомили» детей. Лариса, естественно, помогала сыну с английским, так как по-русски писать Женя не умела. Соответственно, мы подружились с Николь, тоже переписывались.

На вопрос Ярослава, помнит ли она, что такое валенки, Женя ответила, что не помнит. Ярослав задал наводящий вопрос: «А в чём вы гуляли зимой, что надевали на ноги?» Женя ответила, что не может припомнить, чтоб она где-то гуляла зимой.

И, думаю, гулять ей действительно приходилось не очень часто.  Дело в том, что Женя была почти слепая, кроме того, у неё стоял диагноз аутизм. Видимо, возиться с одеванием-раздеванием такого ребёнка у сотрудников детдома не хватало или времени, или желания, делали это нечасто, вот она и забыла.

За два года в США Жене сделали несколько операций на глазах, в последующие годы – ещё несколько (кажется, за всё время их было шесть), к восьми годам Женя уже видела крупный шрифт на экране компьютера, и, насколько я помню, у неё была специальная клавиатура. Во всяком случае, с помощью компьютера она была в состоянии и читать, и писать.

Диагноз аутизм американские врачи не подтвердили в той мере, в какой его поставили томские врачи, заменили на синдром Аспергера (более лёгкая степень). Но были и раскачивания, от которых родители Женю терпеливо отучали, и болезненная привязанность к маме, панический страх «отпустить» её от себя, с которым тоже пришлось бороться, и проблемы вербальной коммуникации. На каком-то этапе даже возникла необходимость в жестовом языке, и вся семья, как выразилась Николь, научилась «махать руками».

Вся семья – это Николь и её муж  Will (не знаю, как это должно правильно звучать по-русски), и дети – Таня и Чилтон (Tania and Chilton), тоже приёмные, тоже были полуслепые, из Гватемалы и Гаити. Семья, кстати, небогатая. Муж по профессии электрик, Николь занималась только детьми. Сама она также имеет проблемы со здоровьем, что-то с позвоночником. Носит специальный корсет и ходит с палочкой.

Однажды Николь написала, что собирается побывать в Томске. Среди целей поездки (посетить детдом, где жила Женя, привезти детям подарки, встретиться с нами) была и такая – разыскать Женину биологическую мать, пусть у Жени будет «две мамы». От этой цели мы с Ларисой пришли в ужас. Вдруг и правда найдёт?.. Ладно, если биологической матерью окажется женщина с нормально сложившейся судьбой – ну, не придёт в восторг от «звонка из прошлого», ну, не захочет общаться – не беда. А если это какая-нибудь спившаяся личность, которая попытается сесть на шею новым «родственникам»?.. И нужна ли Жене такая мамаша?.. В общем, мы с Ларисой отговорили Николь от поисков, она только побывала в детдоме, отвезла подарки.

Встретиться нам не удалось – Сибирь велика, от нашего городка до областного центра (Томска) примерно 900 километров. Николь думала, что мы где-то поблизости.

Я спрашивала Николь, как обойдётся её семья без неё, пока она будет в поездке. Всё было предусмотрено. Мужу разрешили приходить на работу на час позже, он должен отвезти детей в школу. Какие-то функции взяла на себя её подруга и другие члены их католической общины, проживающие в том же городке. С уборкой, сказала, дети справятся по мере сил сами. Действительно, проблем не возникло.

Поразительно, как много успели сделать Николь с мужем всего за два года, к моменту нашего знакомства. Некоторые вещи просто не укладываются в голове. Например, как они смогли так быстро распознать в Жене талант? – Женя буквально понимала «собачий язык», и к восьми годам уже выдрессировала несколько собак-поводырей для слепых по заказу соответствующей организации. Собак лабрадоров, если мне не изменяет память. Николь хвасталась (а кто б не похвастался), что Жене даже удалось обучить довольно взрослого щенка, который попал к ней в том возрасте, когда считается, что уже поздно и невозможно. В связи с этим (обучением собак) на одном из известных американских телеканалов (я в них путаюсь) про Женю показали сюжет, Николь нам прислала копию фильма на видеокассете.

Женя закончила школу и колледж, который по-нашему называется, наверно, зоотехническим, работает с животными. Мы с Николь сейчас общаемся не так интенсивно, как раньше. Вот несколько майских фотографий:

will_and_nikizhenya_and_niki_2
zhenya2zhenya_and_niki_1
nikizhenya_pesent

Из письма Николь:

Zhenya now lives in the city four hours from here by bus. She is working with animals as an animal groomer. She loves her job and hates days off!!

We enjoying hiking together as you can see by the last pictures I sent.

She is doing very well.

I hope you are well.

If you ever want to come to NC in the USA - let me know - we would be happy to have you!

Niki

Tags: приёмные дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments