Valya (valentina_ak) wrote,
Valya
valentina_ak

С праздником!

Мой отец был в армии (в артиллерии), когда началась война. На фронте получил лёгкое ранение, дошёл до Берлина, вернулся домой не в мае, а позже – уже после Победы воевал, если не ошибаюсь, в Чехии с остатками власовцев. Один из братьев отца погиб, другой пропал без вести.

Ещё у него был младший брат, которому исполнилось 18 в 43-м, и его забрали на фронт в том же году, сразу после освобождения Брянщины. Этот брат остался жив, в Берлине женился на радистке (её звали, конечно, Катя), вернулся домой не только с женой, но и с кучей вещей (швейная машинка и т.п.) Насколько я помню, отец к этому (вывозу вещей) относился без одобрения, во всяком случае, он ничего не привёз «с войны».


Родители поженились до войны, мама ждала отца с фронта, будучи в оккупации, как почти все их родственники. 

У мамы было 5 братьев. В живых остался только один, которого не призвали по состоянию здоровья. Видимо, по той же причине он не пошёл и в партизаны. Остальные погибли – кто на фронте, кто в партизанах.

Одного из братьев повесили немцы, когда пришли в деревню (он был коммунистом), его жену расстреляли, у них оставалось двое маленьких детей. Мальчик в конце войны умер. В 43-м ему было 3 года, и когда он увидел русских в форме, он начал кричать: «Немцы! Немцы идут!» Бабушка сказала: «Витя, это наши!» Витя продолжал вопить: «Наши немцы идут! Наши немцы!» Он знал чётко, что если в форме, то немцы, значит, ничего хорошего. Так и было, особенно, если приезжал карательный отряд, деревня ведь была партизанской. 

Как-то так получалось, что в одних деревнях мужчины, кто не на фронте, были в партизанах, а в некоторых – массово в полиции. Кстати, сестра рассказывала. Кажется, в начале 80-х к ней как к председателю сельского совета перед 9 Мая подошёл один старичок, который служил в полиции и даже вроде бы отсидел за это. Подошёл и попросил то ли льгот, то ли «подарок» - того, что полагалось ветеранам ВОВ, и ему хотелось «как всем». Сестре смешно, она ему объясняет: «Ты же в полиции служил!» А старичок, очень искренне: «Андреевна! Так кто ж знал, что наши придут!! Я бы тоже в партизаны пошёл!»

Один из старших маминых племянников, ему было 15, ушёл в партизаны, а в 43-м, после освобождения,  попал на фронт, откуда вернулся живым, хотя и с ранением. Кстати, он привёз любимой тёте (маме) очень красивое платье из Германии. Мама, как и отец, не слишком одобряла «вывоз», но платью была рада, она нам рассказывала про него и в 50-х годах, и много позже. Само платье мы уже «не застали».

Из оккупации, как мама говорила, «вышли голые и босые». Немцы, уходя, поджигали все дома в деревне, люди едва успевали выскочить, совсем раздетые, а стояла уже середина сентября, не жарко. И при этом были счастливы, что остались живы. И продолжали ждать конца войны, ждать своих с фронта, кому было ещё кого ждать.



Tags: День Победы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments